Помести чудовище на первую полосу (Sbatti il mostro in prima pagina, 1972)

003. Рецензия содержит спойлеры. Левацкий джалло-фильм Марко Беллоккьо, тем не менее, это качественный политический детектив с главным отрицательным героем, отлично сыгранным Джаном Мария Волонте.

Giallo

Не уверен в определении жанра фильма Помести чудовище на первую полосу как джалло. Giallo переводится как «желтый». Изначально так называли книги издательства «Mondadori», детективы в ярко-желтых обложках. Потом вообще все серийные детективы и триллеры, а с книг термин легко перекинулся и на кинорынок.

Было, есть и будет эксплуатационное кино, на волне финансового успеха определенной картины, в течении последующих нескольких лет быстро производится много чего-то похожего.

Стали популярны пеплумы вроде «Подвигов Геракла» (1958) или «Спартака (1960). Жанр сразу стал разрабатываться фильмами по шаблону, «Мацист, самый сильный гладиатор в мире» (1962) и т.п.

«Выстрелил» Бонд, и на разных уровнях, в разных странах стали снимать что-то подобное: «Доктор Голдфут и бикини-девушки», 1965 год, снят сразу после «Голдфингера», 1964 год.

Когда в Италии стали в большом количестве выходить фильмы на политические темы, то их снимали и авторы второго эшелона, такие как Марко Беллоккьо, он тоже сделал свой политический триллер. Согласно Википедии, «классический джалло — таинственные маньяки в перчатках и эстетизированное насилие (как правило, над красивыми женщинами).»

Маньяк и женский труп в Помести чудовище на первую полосу действительно есть, так что… Но в самом слове «джалло» уже заложено заниженное ожидание от просмотра, хотя, например, «Основной инстинкт», Верховена, тоже джалло. Если отнестись к Помести чудовище на первую полосу без предубеждения, это очень хорошее кино.

Я сам посмотрел его из-за исполнителя главной роли, Джана Мария Волонте. Вероятно, вы видели этого актера в фильмах «Следствие по делу гражданина вне всяких подозрений» (главная роль, начальник полиции), «Пуля для генерала» (бандит Чунчо) или «На несколько долларов больше» (Индио). Можно еще вспомнить Фогеля (сбежавшего заключенного) из «Красного круга», Мельвиля. Можно сказать, Волонте специализируется на ярких отрицательных персонажах, как и здесь, в Помести чудовище на первую полосу, кстати.

Volonte

Сюжет

Италия перед парламентскими выборами. Фильм начинается документальными кадрами активных протестов на улицах Милана. Группа молодых людей с красными флагами, убегая от полиции, закидывает окна редакции «Газеты» зажигалками.

«Газету» в нашей озвучке переводить название на стали, оставив «Джорнале», но вообще-то giornale – просто «газета». Так вот «Газета», крупное СМИ правого толка, в результате поджога получает убыток на три копейки и отличные фотографии на первую полосу.

Нас знакомят с главным редактором «Газеты», Джанкарло Бидзанти (Джан Мария Волонте). На ежедневной летучке, чем еще заполнить первую полосу газеты, в числе прочего, проходит заметка о найденной в лесу задушенной девушке.

Поначалу смерть какой-то неизвестной главному редактору не особо интересна, поэтому тему поручают молодому журналисту Роведе (Фабио Гарриба). Но заурядное происшествие быстро вырастает в сенсацию, так как убитая – Мария Грация Мартини, дочь профессора Мартини, известного хирурга. И совсем жгучим интерес Бидзанти к расследованию становится после появления возможного подозреваемого – Марио Бони, молодого человека левых взглядов, любовника девушки. Что у них общего? Как объясняют приятели Бони «У девушек из состоятельных семей сейчас мода на пролетариев».

Главный спонсор «Газеты», капиталист Монтелли (Джон Стайнер), интересуется, не придумали ли его газетчики чего-нибудь новенького к выборам. «Кое-что есть», – довольно рапортует Бидзанти. Он ведет расследование предвзято, ища любые доказательства причастности к делу Марио Бони. В частности, допрашивает Риту Дзигаи (Лаура Бетти), другую подружку Марио…

Плюсы

В «зачет» Помести чудовище на первую полосу стоит отнести динамику повествования. События показываются сразу на двух планах. Внутренний – в диалогах главных героев. И внешний – результат событий, что общественность видит, слышит на следующий день, показан заголовками «Газеты». Без каких-либо дополнительных закадровых комментариев, обсуждений «массовки» – смотрится очень сильно. Если смотреть фильм на русском, то заголовки эти по понятной причине озвучены, что немного смазывает эффект.

giornale

В фильме несколько великолепных эпизодов: второй разговор Бидзанти с Ритой Дзигаи. Женщина приходит в редакцию и ее буквально трясет от гнева, от того, насколько цинично Бидзанти выудил из нее все сведения о Марио Бони. Но Бидзанти – гениальный манипулятор,  он так строит диалог с Ритой, что бедняжка укрощена буквально за две минуты и даже добавляет журналисту нужных ему фактов.

Еще отличный разговор «по душам» Бидзанти и Роведы. У молодого наивного газетчика неожиданно открылись глаза на методы главного редактора, но все обвинения разбиваются о позицию Бидзанти.

Встреча в узком кругу в доме Монтелли. Гости, все они причастны к политике правых, без каких-то завуалированных фраз откровенно обсуждают, как следует манипулировать обывателями.

Эпизод не связанный с Бидзанти: свидетелю (смотрителю колледжа, где училась убитая девушка) показывают разбитую машину Марио Бони, тот сатанеет, хватает железку и начинает крушить машину. Выглядит странно, но в финале все объяснится. Хороший момент, но конец фильма все равно слабый, я еще перейду к нему.

Testimone

Один аспект фильма, думается, режиссер даже не задумывал его таким. Когда снимался фильм, его акценты были очевидны зрителю. Главная звезда фильма, Волонте – сам многолетний член Коммунистической партии Италии и режиссер Беллоккьо стремились обличить «смычку» крупного капитала и нео-фашистских правых партий. Они не видели необходимости доказывать, что коммунисты – хорошие, что левые взгляды – правильные и т.д. Но что видим в фильмы мы, зрители 21 века? Коммунист Бони – альфонс, живущий за счет престарелой любовницы. Прочие бородатые борцы за мир тоже принципиальные бездельники. Или, скажем, как члены партийной ячейки, куда входил Марио Бони, пытаются его оправдать? Лжесвидетельством, обвинениями в адрес Риты Дзигаи, словом, ни о какой объективности и с той стороны речи нет. Тогда неизбежно задаешься вопросом, почему мы должны переживать за доброе имя левых, если они ничем не лучше правых?

Минусы

«Бидзанти… гениально… Бидзанти… сильно… эффектно…», я расточаю комплименты Бидзанти, хотя, конечно, понимаю, что он отрицательный персонаж. Грегори Хаус, Сол Гудман или Барни Стинсон – их всех тоже можно смело назвать гадами и манипуляторами, каких свет не видывал. Но им действительно симпатизируешь, «болеешь» за них, как и за нашего героя. Авторы все понимают и в последнюю часть фильма добавляются два эпизода, совершенно не вяжущиеся с характером главного редактора «Газеты». Они разрушают логику повествования и превращают Помести чудовище на первую полосу почти в агитку.

Moglie

Первый момент: монолог Бидзанти дома, обращенный к своей жене. Он унижает ее, да еще на глазах у сына. Дело не в том, насколько Бидзанти так думает. Подобное поведение мерзко, отвратительно, но, самое главное – оно глупо. У него нет ни одной причины так поступать. Просто какая-то декларация: «Смотрите все какая я гадина».

Второе, это слитая концовка, где выясняется истинный преступник. Роведа приходит домой к свидетелю, чьи показания разнятся с другими и обнаруживает в доме натуральный алтарь Марии Грации: сотни ее фотографий, коллажи, где голова девушки приклеена к иконе Святой Марии или к постеру из Плейбоя. В общем, уже по обстановке ясно, что живущий там человек безумен. Совершенно непонятно, как полиция могла пропустить такое, но допустим. Я лишь хочу описать тут поступки Бидзанти:

  1. Он не просто игнорирует сведения Роведы, он Роведу выгоняет с работы. Зачем? Даже если нужно скрыть результаты его расследования, тяни время, обманывай. Ты же это умеешь.
  2. Бидзанти идет сам к преступнику, избивает, заставляя того признаться в убийстве. Потом берет с него слово сидеть тихо, обещая помочь не попасть в тюрьму. Зачем? В смысле: зачем он лично так подставляется?

Bizanti

Вердикт

Финал картины получился на троечку. С другой стороны, финал более-менее открытый, это плюс. Как если бы выборы должны были состояться на следующий день после просмотра фильма и зрителю предлагается сделать свой выбор.

Но все-таки персонаж Волонте настолько интересный, что фильм как минимум стоит потраченного на него времени.

Share Button

Один комментарий к “Помести чудовище на первую полосу (Sbatti il mostro in prima pagina, 1972)”

  1. Прочитал только абзац о проблемах фильма и немедленно счёл необходимым высказаться:
    Марио Бони и его друзья не позиционируются авторами как коммунисты. Это левые эпатажники, о которых говориться в самом начале фильма. Именно из-за поведения таких маргиналов, как Марио Бони, безответственного поведения, под удар попадают коммунисты. У коммунистов совершенно иные формы борьбы, они не подразумевают выходки вроде забрасывания окон правых газетных редакций камнями и прочим, особенно когда очевидно, что это пойдёт во вред партии. Если молодой коммунист оставит девушку в опасном районе, то не важно будет она изнасилована кем-либо или нет, когда это станет известно партийной организации этого подлеца исключат. Потому что каждый член коммунистической партии согласовывает свои действия с интересами партии, а тот кто партию порочит, из неё исключается.
    Вы очевидно запутались. Марио Бони — это маоист — представитель модного тогда течения леваков, подобного нашим нацболам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.